Так давайте жить!

Известная поэтесса Любовь Колесник провела в Твери творческий вечер,

где приоткрыла тайны «литературной кухни» и представила поэтический сборник «Радио Мордор».

15-колесник

Любовь Колесник (Соломонова) не соответствует хрестоматийному образу поэтессы. Она не носит длинных кисейных платьев, не любит томно закатывать глаза и свободное время проводит, не созерцая небеса, а тягая штангу и гастролируя по городам и весям в качестве вокалистки «забойной» группы Nakka. Люба не восторженно-эфемерное создание, она обычная женщина: работает пресс-секретарем на одном из ржевских промышленных предприятий (проще говоря, на заводе), воспитывает дочь, может, при необходимости, ввернуть в разговоре крепкое словцо. Все это не мешает ей писать проникновенные стихи, участвовать и побеждать в престижных литературных конкурсах и время от времени выпускать поэтические сборники.

Последняя на сегодняшний день книга стихов Любови Колесник «Радио Мордор» вышла из печать в середине апреля. А 15 мая в Твери состоялось ее представление читателям. И тут Люба также осталась верна себе: презентация прошла не в тишине библиотеки, а в модной кофейне BunaBuna, где чтение стихов и размышления о поэте и поэзии проходили под звучание кофемашины и выкрики бариста: «Готовы два латте и капучино».

Поэзия, пожалуй, самый откровенный жанр литературы. Поэт (если он, конечно, настоящий поэт) каждую строчку, каждую букву пропускает через себя, режет ими свою душу и сердце. «А читатель требует все больше и больше: дай мне кусок твоей души, и чтобы с кровью», – так описывает это Любовь Колесник.

«Стихи – это всегда слишком личные переживания. Это душевная нагота, которая более уязвима, чем нагота телесная, – продолжает поэтесса. – И когда человек читает предельно откровенное стихотворение (а других быть просто не может), он переживает боль, которую уже пережил автор. Читатель как бы «трогает» эту боль издалека, чувствует ее, но на себя не «примеряет». Стихи вызывают у людей сильные эмоции и поэтому они всегда будут популярны».

Другое дело, что читатель зачастую путает поэта и лирического героя, буквально воспринимая каждое слово. «На самом деле преломление реальности в тексте – вещь достаточно гибкая: можно и в трамвае увидеть воплощение Изиды, – говорит Любовь Колесник. И приводит пример:

– Прочитав в моих стихах упоминание доктора-мозгоправа, всегда найдется человек, которому будет интересно, в какой клинике я лежала, какие таблетки принимала. Хотя на самом этого не было, но ему этого не докажешь».

Поэтесса уже и не пытается развеять слухи, которые ходят вокруг нее и ее личной жизни. Она пытается относиться к этому философски, но не всегда получается. «Я реально устала от людей, с которыми лично не знакома, но они видели бабу, которой рассказывали, как Семеновна рядом стояла, когда Петровна сон пересказывала, как я ела детей, – сквозь привычный стеб у Любы прорывается горечь. – Кому-то важно, что Есенин бухал, Блок любил жену не так, как регламентировано ГОСТом, Маяковский продался большевикам, а у меня – о, Боже! – татуировка на ноге. И лишь малой толике народонаселения нужны и интересны стихи».

Именно для этой «малой толики» Люба и пишет. Ей она готова поделиться своими размышлениями, рассказать о своих переживаниях, о своем «внутреннем Мордоре», где боль потерь соседствует с надеждой на возрождение, а страх смерти сменяется призывом: «Так давайте жить».

Любовь Колесник (Соломонова). Родилась в 1977 году в Москве. Живет во Ржеве. Печатается с 1991 года. Член Союза писателей России. Член Союза журналистов России. Автор поэтических сборников «Яблоко небес» (1998 год), «27» (2007 год), «Радио Мордор» (2016 год), а также в соавторстве с Натальей Нестеровой романа «Витязь. Содружество Невозможных» (2016 год). Лауреат премии журнала «Русская провинция» (1998 год) и премии губернатора Тверской области (2007 год).

Ирина МАНДРИК

источник